Рецензия на спектакль «Датская история» Театра юного зрителя имени А. А. Брянцева (для среднего и старшего школьного возраста)


10083

Вот и настала пора посетить настоящую большую театральную премьеру — с аншлагом, с морем цветов и множеством узнаваемых лиц в зале. Именно так ТЮЗ открыл свой девяностый театральный сезон на большой сцене — спектаклем «Датская история».

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Спектакль поставлен по пьесе Адольфа Шапиро, художественного руководителя театра, и является авторским видением истории о Гадком утенке. Первое действие почти целиком совпадает с сюжетом андерсеновской сказки — в той ее части, где рассказывается о жизни Гадкого утенка на птичьем дворе, от запоздалого рождения из яйца до самого побега. Напомню вкратце сюжет, чтобы было от чего отталкиваться.

 

 

Утка (мать-одиночка) не нарадуется троице новорожденных утят: желтенькие, ноги врастопырку, ходят косолапенько, крякают, плавают. Четвертый, младшенький, явно не удался — и ходит-то он не так и шею-то выгибает не туда. И смотрит не в сторону ближайшей навозной кучи, как все, а всё больше на небо, туда, где облака. Ну и выглядит, конечно, так себе. Соседи косятся, народ шушукается, начальство не одобряет.

 

 

В семье нарастает напряжение. Общее брезгливое отношение к Гадкому рикошетом отдается его братьям и сестре, которых перестают принимать в высшем дворовом обществе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Такого стерпеть подростки-утята уже не могут и вместе со всем птичьим двором ополчаются на несчастного уродца. Родичи-утки его чураются; куры, вместе с примкнувшими к их компании Гусем и Индюком, видеть его рядом с собой не хотят. А родные братья, того и гляди, забьют до смерти. Одна только мать болеет душой за младшенького, хотя и она, сорвавшись от навалившегося горя, может отшлепать беднягу, чтобы тут же, заключив его в объятья, залиться горькими слезами над своей, бабьей, и его, уродца, долей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Когда же выясняется, что малыш-то не простой, а летающий, презрение сменяется всеобщей ненавистью. С разбитым сердцем бежит Гадкий утенок с родного двора.

 

 

Первым местом, где ищет он если не дружбы, то хотя бы не неприятия, оказывается соседнее болото. На болоте он обнаруживает развеселую шумную компанию Диких уток и гусей, готовящихся к осенней миграции. Дикие — первые существа, которые по-доброму относится к Гадкому утенку. Они зовут его с собой в дальние теплые страны, и неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы на глазах у ошеломленного утенка вся стая не была бы перебита на месте из безжалостных охотничьих дробовиков.

 

 

Черный от горя, от жалости к самому себе, проклиная этот жестокий мир, утенок ползет мимо мертвых уток к краю сцены и оглашает зрительный зал протяжным, почти звериным криком. Занавес. Овация. Конец первого действия.

 

 

* * *

 

 

Несмотря на безусловный драматизм происходящего первое действие вовсе не выглядит тяжелым. Наоборот! На протяжении первого часа жизнь птичьего двора, которая выписана у Андерсена всего несколькими мазками, представлена в спектакле так легко, ярко и незатянуто, а печальные сцены в ней так удачно чередуются с веселыми, что все первое действие смотрится буквально на одном дыхании.

 

 

Отдельного упоминания заслуживают все блистательные персонажи спектакля, причем, как это часто бывает, весь драйв проистекает больше от героев второстепенных, нежели от главных.

 

 

Персонажи здесь подобраны на любой вкус, даром что речь идет о домашних птицах. Тут тебе и интеллигентствующий Гусь в костюме мышиного цвета и берете. Тут и щирый не то белорус, не то украинец в вышитой сорочке (Индюк). Все-таки, белорус — больно уж голосом похож на Александра «Бацьку» Лукашенко. Совершенно шикарен пассионарий-Петух в пиджаке на голую майку. У этого образ фартового уголовничка с блатным говорком. Добавьте сюда еще троицу кур: несуразную Сухую, алкоголичку Кудлатую и Китаяночку в китайском костюме, мещанку-подругу Утки-матери и, конечно же, номенклатурную даму в лисьей горжетке — утку испанской породы, олицетворяющую местную власть — и вы поймете, в каком дурдоме Гадкому утенку довелось появиться на свет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сам Гадкий утенок (актер Иван Стрюк), номинально главный герой, не выглядит, тем не менее, центральной фигурой. Он прекрасно играет, но, пожалуй, слишком стеснен узкими рамками роли «чужой среди своих». Вот и остается ему в первом действии по большей части смотреть на небо, страдать и сопеть что-то грустное на дудочке.

 

 

А вот кто является центральной фигурой всего спектакля — так это, конечно, Утка-мать. Актриса Василина Стрельникова играет сколь просто, столь и искренне. Она единственная любит своего сына таким, какой он есть. Единственная будет ждать его, зябко кутаясь в серый шерстяной платок — непременный атрибут матерей главных героев в русском искусстве.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В спектакле задействован небольшой музыкальный коллектив, который не только вставляет необходимые музыкальные реплики, но и разыгрывает вместе с Дикими утками что-то вроде отдельного спектакля в спектакле. Дикие появляются в самом конце первого действия, чтобы взорвать зал своей энергией. В образе стиляг середины прошлого века они зажигательно танцуют и поют под живую музыку, успевая за несколько минут своего пребывания на сцене влюбить в себя не только ошалевшего утенка, но и всех зрителей. И тем трагичнее и страшнее становится сцена их гибели на охоте.

 

 

* * *

 

 

Вторая часть спектакля уже ничего общего со сказкой Андерсена не имеет. Это целиком плод фантазии автора пьесы — Адольфа Шапиро.

 

 

Наступает осень. Холодает. Возмужавший, но все еще одинокий герой, бродя по болотам и озерам, встречает прекрасную девушку-лебедь, доказывающую ему, наконец, что он — тот, кем был с самого рождения, то есть лебедь. Прекрасный, как она сама. Окрыленный этим открытием Гадкий утенок (давайте уж будем продолжать называть его так) танцует со своей новой подругой, а она предлагает своему новому странноватому знакомцу улететь вместе с ее стаей в теплые края и стать, наконец, счастливым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Утенок... отказывается. Он не может оставить мать и родных. А забрать с собою он их тем более не может. Удрученный, он возвращается на птичий двор.

 

 

Там же его ждет худший кошмар любого белого лебедя. Грязный унылый двор. Птицы готовятся к длительной зимовке. Одни закутаны в тряпье, на других ватники. Все открыто ненавидят выбивающегося из толпы сородича. Кругом серость и официоз. Реплики героев состоят уже почти из одних только лозунгов и канцеляризмов. Исстрадавшаяся мать, понимая, что в дальнейшем ее сына ждет нечто худшее, чем простое презрение, сама кричит ему: “Улетай”. И он улетает.

 

 

Проходит зима. По весне жизнь птичьего двора худо-бедно возвращается в обычное убогое русло.

 

 

Из теплых стран прилетает Гадкий утенок. Теперь это стильно одетый вальяжный господин с красоткой-женой. Весь двор лебезит перед ним, включая всех бывших гонителей. Из ниоткуда вырисовывается невесть где пропадавший папашка-Селезень. И даже собственная мать называет сына на вы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Молодая семья размышляет, где бы им обустроиться попрестижнее, чтобы дети могли получать достойное воспитание до осенней миграции. А может быть принять на себя власть над птичьим двором, которая теперь сама падает им в руки?..

 

 

* * *

 

 

Никогда еще не испытывал таких полярных чувств после просмотра двух действий одного и того же спектакля. Первое действие — превосходная инсценировка чудесной сказки с великолепной игрой актеров и с прекрасными персонажами. Второе же действие...

 

 

Больше всего второе действие напомнило мне то суррогатное российское кино, которое, словно из прорвавшейся трубы, обрушилось на наш кинематограф в конце восьмидесятых—начале девяностых годов. Принцип того кино был — чем больше чернухи, тем лучше. С особым наслаждением сценаристы и режиссеры тыкали зрителя носом в нашу повсеместную грязь, беспробудное пьянство, косность и ксенофобию.

 

 

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, какие параллели проводятся в шапировской «Датской истории». Птичий двор в спектакле — незавуалированная квинтэссенция российских реалий последних нескольких десятков лет: от эпохи застоя до нынешней вертикальной демократии, в которую, судя по последним новостям, мы вляпались еще на десятилетия вперед. Если, конечно, наша страна еще столько протянет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Что более страшно, спектакль живописует то состояние, к которому пришел наш народ к концу своего тысячелетнего пути. Находясь, как этнос, если верить Гумилеву, на исчерпе своего существования, мы стремительно сдаем во всем, и культура закономерно сдает первой. Степень этого падения показана в спектакле с безжалостностью, граничащей с удовлетворением.

 

 

В «Датской истории» нет ни малейшей рефлексии по поводу происходящего на наших глазах духовного обнищания народа. Автор нисколько не сочувствует люмпенизированному населению птичьего двора. Отстраненным наблюдателем, с холодным сердцем, зато талантливо и не без юмора автор описывает малопривлекательный быт чуждых ему аборигенов. Не утруждает себя поиском причин, не задается вопросами выхода. Пусть быдло разлагается рядом со своей навозной кучей, коли не проявило доблесть вовремя «свалить», взмахнув белыми крыльями.

 

 

Я могу понять вашу точку зрения, уважаемый автор. Вы вольны выражать ее со всем присущим вам талантом. Но принять ее я не могу. У меня с этим народом сердце бьется в такт. Хочу я этого или не хочу.

 

 

Резюме. Это детский спектакль с недетским подтекстом. Неоспоримые достоинства спектакля (режиссура, игра актеров, диалоги, юмор и музыка) находятся, на мой взгляд, в конфликте с авторской трактовкой сюжета, которая вопросов рождает больше, чем дает ответов. И я не уверен, что вы будете готовы принять эти ответы.

 

 

ТЮЗ рекомендует спектакль среднему и старшему школьному возрасту. Младшие дети подтекста не поймут, а как трактовать для более старшего ребенка скрытый смысл спектакля — в любом случае решать вам.

 

 

Автор: Владимир Несторович

Фотографии предоставлены театром

 

 

Уважаемые представители петербургских театров!

 

Хотите увидеть рецензию на ваш спектакль на страницах «Детского обозрения»? Пишите нам на [email protected], и наш обозреватель с удовольствием посетит ваш спектакль, чтобы составить подробный беспристрастный обзор. Кому страшно, не приглашайте. Мы все равно до вас доберемся :)


 


Читайте также:

Отзывы и вопросы (3)

Перед тем как оставить комментарий, ознакомьтесь с нашими правилами.

Ирина
20 Октября 2011 13:41

Была на спектакле 16.10. Мне понравилось все: от начала до конца! И не вижу ничего плохого, что автор спектакля не рефлексирует по поводу духовного обнищания народа и не сочувствует люмпенизированному населению. Мне этого не надо. Пусть этим занимаються политики. А я увидела живую жизнь, с очень узнаваемыми моментами, которые и сейчас очень часто встречаються в нашей жизни. Актеры прекрасны, так тонко прорисованы типажи. И сам спектакль не вызывает уныния, от того как и где мы живем, а настраивает на позитив- все в наших руках!

Vadim
17 Октября 2011 18:17

Кто подскажет как найти песню где воет красивым голосом девушка?

Григорий
01 Октября 2011 19:37

Было бы неплохо уважаемому автору текста хотя бы раз упомянуть имя режиссера спектакля. Кузин Александр Сергеевич.